Яндекс.Метрика

В Казани прошла акция «Спасем Казанку вместе!» — Татар-информ(фото, видео, текст)

13 ноября, 2010

В Казани прошла акция «Спасем Казанку вместе!»


Фото: Екатерина Красуцкая

Ее провели волонтеры Универсиады-2013.

(Казань, 13 ноября, «Татар-информ», Люция Камалова). Сегодня на набережной у НКЦ «Казань» состоялась акция «Спасем Казанку вместе!», организованная волонтерами Универсиады-2013 в рамках конкурса «Команда-2013». Акция была разработана членами команды «Heart of the Universe» (Казанский государственный финансово-экономический институт) как часть второго задания конкурса «Команда-2013» — разработка социальных проектов.
Чуть больше 10 студентов в белых футболках с символикой предстоящей Универсиады взяли баллон родниковой воды и отправились от НКЦ «Казань» к Казанке. На подступах к речке волонтеры, взяв в руки символические бумажные листы голубого цвета, выстроились в форме капли, которая, по идее организаторов, должна стечь в Казанку.
После этого каждый участник акции из заранее приготовленных ведер набрал родниковой воды в стакан и торжественно вылил ее в реку. В интервью ИА «Татар-информ» один из вдохновителей акции Арсений Карякин сообщил, что экологи уже давно бьют тревогу относительно Казанки, которая серьезно обмелела, эта проблема волнует и студентов.
«Если бы мы не надеялись, что эта акция как-то повлияет, мы бы этого не делали. Может быть, это какой-то юношеский максимализм, но мы действительно надеемся, что на эту проблему обратят внимание. Не стоит забывать, что скоро Универсиада, и нам важно показать Казань в самом лучшем виде», — сказал А.Карякин. Он также добавил, что если акция не получит ни единого отклика, то будут повторные мероприятия такого рода.
В финале акции ребята взяли в руки ведра с оставшейся водой и, позируя для местных телевизионщиков, одновременно вылили ее в реку. Казанка наполнилась 20 литрами воды.

Фотогалерея





Отмена суверенитета в Татарстане стимулирует движение к мусульманской теократии: мнение политолога

 
Накануне Дня народного единства и прошедших выходных в Татарстане было сделано несколько важных заявлений, которые могут свидетельствовать о переоценке прежних ценностей и являются своеобразной заявкой на смену стратегического курса. В частности, председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин в перерыве между заседаниями парламента собрал журналистов и заявил им о необходимости изменения Конституции республики, поскольку там есть «морально устаревшие нормы», уже не устраивающие «нас самих». Практически одновременно экс-президент РТ Минтимер Шаймиев, который, несмотря на отставку, продолжает выполнять функции политического лидера, дал программное интервью агентству «Интерфакс», где разъяснил новые направления усилий руководства Татарии, связанные с исламом. Что послужило причиной выступлений двух ведущих политиков республики, анализирует казанский профессор-политолог Сергей Сергеев.

ИА REGNUM: Заявление спикера Мухаметшина прозвучало в один день с известием об одобрении Госдумой России законопроекта, который предусматривает отмену слова «президент» в названиях должностей глав субъектов Федерации. В свое время и Минтимер Шаймиев, и сам Фарид Мухаметшин заявили, что инициатива Рамзана Кадырова не встретит понимания в Татарстане. Однако прошло менее трех месяцев, и в сознании политического руководства республики случились сдвиги. Теперь здесь, похоже, готовы менять Конституцию республики. Но в какой степени?

Да, заявления интересные. Кроме того, некоторые наблюдатели заметили и совпавший с ними приезд в Казань председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина, который еще год назад потребовал исключить из Конституции РТ положения о суверенитете.
Тем не менее, я бы не стал связывать эти заявления напрямую с его нынешним визитом. Зорькин приезжал в Татарстан и раньше, например, на Сабантуй, но никаких законодательных изменений это не вызывало. Может быть, это «визит в рамках поддержания стабильных отношений».
Что касается Мухаметшина, то это действительно любопытно. Он в своих комментариях по поводу инициативы Кадырова еще совсем недавно говорил, что «отменять президентство» — это личное право лидеров тех республик, которые выступают с подобными инициативами, что Татарстана это не касается, и что «мы примем такие изменения, чтобы Конституцию республики было тяжело изменить».
Но теперь как-то все быстро изменилось — видимо, «дошло». И теперь Конституцию Татарстана готовы менять. Так, как это, собственно, уже было и в 2002 году, и в 2006 году, и последний раз — в 2010, когда потребовалось срочно ввести должность государственного советника для Минтимера Шаймиева.
Ничего удивительного в этом, на мой взгляд, нет. Мне даже кажется, что федеральный центр сейчас перегибает палку: татарстанским руководителям можно было бы оставить какие-то милые их сердцу атрибуты власти, если они являются чисто внешними. Ну, хочет называться он президентом, ну и пусть себе называется...
Другое дело, что нужен реальный плюрализм властей. В США, например, ряд федеральных должностных лиц не подчиняются губернатору штата. Он не может пригласить их к себе в резиденцию, а если пригласит, то услышит, что «извините, господин губернатор, у меня есть приемные часы, и если у вас имеются какие-то вопросы, то я вас с удовольствием в это время приму».
А у нас, кому бы федеральные чиновники не подчинялись, в регионе все они реально завязаны только на одного человека.

ИА REGNUM: Не так давно (накануне муниципальных выборов) в Татарстан приезжал первый заместитель руководителя Администрации президента РФ Владислав Сурков, который сообщил журналистам о положительном примере Татарстана — в смысле консолидации власти, на современном этапе делающей решение задач модернизации, экономического и социального развития «гораздо эффективнее». Таким образом, федеральную власть нынешняя ситуация в республике устраивает?

Устраивает в смысле послушности. На федеральном пространстве республика действует по известной модели: "Партия сказала: «Надо!» — Татарстан ответил: «Есть!». Партия сказала — надо дать 70% за «Единую Россию», Татарстан дал. И так было всегда. Но тут, правда, появились и более способные ученики, ученики-отличники, которые сказали, что если нужно, то и 120% дадут.
Вспомните заявления лидеров некоторых северокавказских республик... В этом смысле Татарстан заслуживает только оценки «хорошо», но все равно в Москве ему явно симпатизируют. Достаточно вспомнить, что отставка Шаймиева прошла без скандалов, без эскапад, которые сопровождали отставку президента соседней Башкирии Муртазы Рахимова...
Поэтому, возвращаясь к изменениям в Конституции Татарстана, я должен признать свои ошибки в прошлых прогнозах, так как я говорил, что «будут держаться до последнего». А сейчас мы видим, что запала хватило не на много и «последнее» оказалось совсем рядом.

ИА REGNUM: Практически в один день со «сдачей Конституции» экс-президент — госсоветник Татарстана Минтимер Шаймиев снова поднял тему ислама как одного из векторов татарстанской политики. В своем интервью он напомнил о необходимости введения Дня принятия ислама на федеральном уровне и обозначил некоторые довольно спорные положения по данной теме как аксиомы. В частности, он заявил, что есть «российский ислам», что «именно из Волжской Булгарии в пору Золотоордынского ханства он распространился дальше по остальной России», а «российская цивилизация на всех этапах своего становления опиралась на симбиоз славяно-православной и мусульманской культур». Таким образом, после неудач на суверенном направлении стало заметно стремление перевести вектор активности из области госстроительства в область религиозную. Не будет ли теперь крена Татарстана в сторону государственного клерикализма — естественно, мусульманского?

Слово «клерикализм» в данном случае — синоним слова «теократия». Но я в этой тенденции не вижу ничего нового. Вспомним события 12-летней давности, когда Минтимером Шаймиевым создавалось нынешнее ДУМ РТ. Тогда в 1998 году на очередном съезде мусульман с помощью административного ресурса от руководства ДУМ были удалены неугодные смутьяны типа имама Габдуллы Галиуллина, и поставлен абсолютно лояльный Шаймиеву муфтий Гусман Исхаков...
Но я не об этом, а о высказываемых в тот момент идеях, самой радикальной из которых была такая: «А не избрать ли нам председателем ДУМ РТ Шаймиева Минтимера Шариповича?».
Тогда это было слишком экстравагантно, но теперь многое изменилось. Симпатии местных руководителей именно к исламу в постсоветское время были всегда, они понятны и предсказуемы. Тот же бывший советник Шаймиева Рафаэль Хакимов даже пытался себя позиционировать как мусульманского теолога-реформатора, правда, его попытки вызвали непонимание у местной уммы, показались им слишком радикальными.
В этой связи хочу привести длинную, но очень выразительную и характерную цитату из «Поколения П» Виктора Пелевина, где идет разговор на тему российской национальной идеи.
«Короче, я тебе сейчас ситуацию просто объясню, на пальцах, — сказал Вовчик. — Наш национальный бизнес выходит на международную арену. А там крутятся всякие бабки — чеченские, американские, колумбийские, ну ты понял. И если на них смотреть просто как на бабки, то они все одинаковые. Но за каждыми бабками на самом деле стоит какая-то национальная идея.
У нас раньше было православие, самодержавие и народность. Потом был этот коммунизм. А теперь, когда он кончился, никакой такой идеи нет вообще, кроме бабок. Но ведь не могут за бабками стоять просто бабки, верно? Потому что тогда чисто непонятно — почему одни впереди, а другие сзади? — И когда наши русские доллары крутятся где-нибудь в Карибском бассейне, — продолжал Вовчик, — даже на самом деле не въедешь, почему это именно русские доллары.
Нам не хватает национальной и-ден-тич-ности... Понял? У чеченов она есть, а у нас нет. Поэтому на нас как на говно и смотрят. А надо, чтобы была четкая и простая русская идея, чтобы можно было любой суке из любого Гарварда просто объяснить: тыр-пыр-восемь-дыр, и нефига так глядеть. Да и сами мы знать должны, откуда родом».
То же самое касается и татарстанской идентичности. В качестве одной из идей используется ислам. Но, понятное дело, он «особый татарский», толерантный. И это развивается уже где-то лет 15.

ИА REGNUM: Но именно сейчас количество может перейти в качество?

Теоретически — может. Но я не думаю, чтобы это произошло сейчас, потому что в федеральном центре стремятся держать этот процесс под контролем. В случае с «российским исламом» в Татарстане есть еще одна особенность — новое руководство ориентируется не на Саудовскую Аравию, а на Сингапур. А там уже никакой религии, никакой идентичности, а просто «бабки». И непонятно, что за ними стоит.
Я бы не стал выражать опасений по поводу экспансии ислама. Здесь нужно выделить несколько моментов. Продвижение его на международной арене с помощью Шаймиева или каких-то других местных деятелей является далеко не собственной игрой. Практически уверен, что об этом попросило Министерство иностранных дел России.
Татарину-мусульманину Шаймиеву удобнее разговаривать с королем Саудовской Аравии, чем русскому Лаврову. В этом смысле опаснее радикальный ислам, который развивается в России как тень «официального ислама» и с которым «официальный ислам» борется как с конкурентом. Но, как известно, от тени нельзя избавиться.
Что касается поисков религиозной идентичности, которые мы сейчас в Татарстане наблюдаем, то да, — это может быть сублимацией активности татарских лидеров вследствие того, что ограничиваются их возможности в политической сфере.

ИА REGNUM: И все-таки, каких изменений от «модернизации Конституции» можно ожидать в Татарстане? Исчезнут ли положения о суверенитете, о гражданстве (чего требует Конституционный суд РФ), о государственности, о государственных языках?

Пока они хотят сохранить то, что есть. А потом Конституция будет такая, как требует Конституционный суд РФ. От государственного татарского языка они так просто, конечно, не откажутся. И вообще совсем не факт, что программа реорганизации Татарстана в Казанскую губернию будет осуществлена в полном объеме.
Региональные элиты держатся за положения своих конституций очень крепко, и то, что могут уступить сейчас, не предполагает одновременного отказа от других «завоеваний». Максимум, что они сейчас могут отдать — титул главы республики. По суверенитету не только Конституционный суд РФ — даже прокуратура колет им глаза с 2003 года, но воз и ныне там.
Подчиняясь требованию федеральных властей, Конституцию Татарстана всегда меняли по минимуму, и я не вижу сейчас оснований, чтобы местная политическая элита изменила тактику.
Что касается визита Валерия Зорькина в Казань, отчего-то совпавшего с принятием соответствующего законопроекта Госдумой, то все такие вопросы с ним обсуждаются (и всегда обсуждались) заранее. А в этот раз он мог просто привезти очередной «хороший совет» — выполнять его же требования.

ИА REGNUM: Не кажется ли вам как политологу, наблюдающему за Татарстаном, что новый президент РТ Рустам Минниханов уже настолько не участвует в политическом процессе, что эта ситуация начинает раздражать федеральный центр? Ведь все громкие заявления и инициативы от Татарстана, как и прежде, исходят от Минтимера Шаймиева или от Фарида Мухаметшина, а Минниханов, на приход которого возлагалось столько надежд в этом плане, не смог стать достойным «контрапунктом» для прежних руководителей.

Не знаю. Политическая активность Минниханова лежит, вероятно, в пределах коридора, выделенного ему федеральным руководством при отставке Минтимера Шаймиева. Ну и даже если такое неудовольствие сейчас есть, заменить Минниханова все равно некем. Я думаю, что Минниханов пока устраивает всех.
Ранее я говорил, что новый президент Татарстана для обеспечения контроля над республикой должен был сделать три вещи: сменить руководителя Госжилфонда Талгата Абдуллина, сменить мэра Казани, а потом очередь могла бы дойти и до госсоветника Шаймиева.
С Абдуллиным отношения сейчас вновь ухудшились, а мэр Казани приложил максимум усилий для нормализации ситуации... О госсоветнике речи пока вообще не идет. В общем, активности, конечно, не видно. Тем не менее, если все-таки говорить о смене президента, то это нереально: сколько их можно менять? Это ведь не перчатки.
Думаю, что здесь все ограничится советами и рекомендациями федерального центра: побольше проявлять собственной активности Рустаму Минниханову, поменьше — госсоветнику Шаймиеву. Кроме того, если такие замены производить слишком быстро, то это будет косвенным признанием ошибок тех, кто эти замены задумывал, то есть — самого руководства России.
Принцип ящерицы: отдать малое, чтобы сохранить главное