Яндекс.Метрика

Пол ван Дайк оценил красоту мечети Кул Шариф (видео, текст)- Татар-информ

29 ноября, 2010

Пол ван Дайк оценил красоту мечети Кул Шариф 
Фото: Максим Платонов.

Пол ван Дайк в Казани впервые.

(Казань, 28 ноября, «Татар-информ», Мария Кирюхина). Через считанные минуты в казанском клубе «Эрмитаж» начнется выступление ди-джея с мировым именем – Пола ван Дайка. Музыкант приехал в наш город в рамках фестиваля «Трансмиссия». За несколько часов до начала концерта музыкант принял участие в пресс-конференции в ИА «Татар-информ».
Пол ван Дайк в Казани впервые. «Единственное, что пока удалось увидеть в вашем городе – это красивую мечеть Кул Шариф. Окна моего номера как раз выходят на Кремль. Сейчас для меня главное — отыграть концерт так, чтобы казанцы остались под впечатлением, а потом уже подумаю о дальнейших планах», — заявил Пол ван Дайк.
Выступление ди-джея, согласно контракту, должно продлиться не меньше 2 часов – так что казанцы успеют насладиться музыкой в его исполнении. Ранее организаторы шоу рассказали, что заезжие знаменитости не всегда бывают слишком претенциозными. И даже райдер для ван Дайка они составляли сами: звезда дала добро.
Очень простой в общении легендарный ди-джей с мировым именем заявил, что звездой себя вовсе не считает, и если бы он не стал музыкантом, то непременно посвятил бы свою жизнь кулинарии, так как очень любит готовить. Но мнение поклонников совсем иное. Особо ярые фанаты творчества ван Дайка даже предложили поставить памятник рядом с местом выступления артиста, для того чтобы увековечить его визит в Казань или же занести его имя в книгу рекордов мира. Сам ван Дайк был удивлен такими предложениями. «Вот это реакция. Мне даже страшно», — пошутил ди-джей.
Пол ван Дайк настолько творческая личность, что готов на разнообразные эксперименты, открыт всему новому. «Если бы мне предложили выступить с татарским симфоническим оркестром, думаю, я бы согласился», — сообщил ди-джей.
Помимо творчества у Пола ван Дайка есть хобби – это его питомцы: две собаки и пять лошадей. «Что касается вдохновения, то у меня нет людей, которые могли бы мне его дать. Сама жизнь меня вдохновляет», — поделился ван Дайк.




Мы продолжаем публиковать интервью из цикла «Татарстан – 2016» газеты “Молодежь Татарстана” 2006 года. На этот раз предлагаем вашему вниманию беседу с заместителем директора Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Татарстана, доктором философских наук, одним из инициаторов национального движения Фаритом Султановым.

СТАТУСНОСТЬ КАК САМОЦЕЛЬ


Фото: tataroved.ru
Фото: tataroved.ru

- Фарит Мирзович, с чего начиналось национальное движение и в каком оно положении сейчас?

- Национальное движение стартовало с конца 80-х годов прошлого века. Основной причиной было осознание тяжелого положение татарского языка. Уже позже мы вышли на другие, в том числе, экономические проблемы. Были разные позиции, например, кто-то говорил, что надо просто поднять статус автономии до союзной республики. По сути, мы были второсортной республикой, хотя по численности находились на пятом месте в союзе, по производству тоже были не последними. В народе также жило и живет желание иметь свое государство, которым он уже когда-то обладал. Это чувство передается через многие поколения. «У узбеков, казахов, киргизов есть свое государство», – думали мы, почему же не должно быть у нас, мы ведь как минимум не хуже их?
Причем эти намерения, по крайней мере у многих, не означали выход из России. Речь у нас шла не о валюте, армии и тому подобном – признаках отдельных государств. Акцент был сделан на политических правах, культуре, образовании, экономике. Чтобы не надо было, например, каждый раз спрашивать Москву – открыть эту школу или нет, закрыть эту баню или нет. Скажем, жирность молока у нас не должна была во время СССР превышать три процента…
Номенклатура же наша считала, что национальному движению, интеллигенции нужна власть, поскольку они другими категориями не умели мыслить. В конце концов, они сами этой властью и завладели.

- Но в начале двадцатого века, у татар, например, не было государства, однако они находились на подъеме?

- Все эти люди, которые открывали заводы в Центральной Азии, издавали десятки татарских журналов, газет, строили медресе на свои деньги – все они, в конечном счете, пытались «продвинуть» идею государственности. Такие проекты, как «Идель-Урал», личности, как Гаяз Исхаки, Садри Максуди, Султан Галеев – они все предполагали строительство именно своего государства, пусть не отдельного, но автономного.

- А мне кажется, что национальное движение как тогда, так и сейчас, необязательно должно быть строго связано с политической сферой…

СОВЕТСКИЕ ЦВЕТОЧКИ ДАЛИ ПЛОДЫ

- Здесь я с тобой не согласен. Мы все-таки чего-то добились. Горбачев в конце перестройки уже был готов признать ТАССР союзной республикой, но сам Союз тогда распался. Потом мы подписали договор с Российской Федерацией – это тоже было признанием нашей государственности. Сейчас вот Президент РФ не спешит подписывать новый договор, хотя ничего особо позитивного в нем для нас нет…
Республика открыла свои представительства за рубежом, идет торговля, спорт вот наш узнают за рубежом – то есть какая-то работа по продвижению Татарстана идет. Неизвестно еще, смогут ли будущие власть имущие сделать хотя бы столько. Но, конечно, часто хочется спросить у нынешних руководителей республики: «Если говорить честно, то насколько вы довольны тем, что сделано для народа за последние 15 лет? Не жалеете ли об упущенных возможностях, когда можно было сделать многое за короткий срок?»… Одной из страшных проблем нашей психологии является лицемерие. Это проявляется и в верхушке, и в низах. Двуличие идет с времен Советского Союза, надеюсь в молодежи нового поколения этого не будет. Сейчас многие говорят про то, что язык надо поднимать, развивать и так далее, а у самих, даже у писателей, дети-то и не говорят на родном языке. Не надо говорить того, что не делаешь.

БЕЗВУЗОВОСТЬ НАЦИИ

- Что же ждет национальное движение через десять лет?

- Придет молодежь, новое поколение интеллигенции, хотя, на мой взгляд, ее мало. Все больше заняты зарабатыванием денег и другими делами, далекими от принесения пользы нации. Но ведь такие дела и не делают много людей. Поэтому мы ждем прихода новых кадров, профессионалов в своей области.
Думаю, что новое национальное движение к 2016 году уже проявит себя. Оно должно ставить себе конкретные цели и добиваться их. Самые главные задачи должны лежать в сфере образования. Например, необходимо создать национальный университет. Мы очень долго этого добивались, все было готово, Президент РТ поставил подпись, и в Москве не были против. Было подготовлено много пособий и учебников на татарском языке. И почему-то это дело встало! Не дали нам его создать. В педагогический вуз со старыми кадрами слили Татарский гуманитарный и американские институты и «закрыли дело». Как будто для чтения намаза выделили небольшой пятачок в церкви… Без университета со национальной средой нельзя. Мы сами отдавали детей в татарские гимназии, чтобы они потом учились в этом университете. А его нет, куда они пойдут? Получается, что отсутствие университета автоматически сокращает приток детей в татарские лицеи и гимназии, уменьшает количество тех, кто получает образование в национальной среде. Кто знает, может именно поэтому нам и не дали университет этот создать… Один из наших влиятельных депутатов, видный «татарин», помню, заявил: «А зачем он нужен, что, нельзя по-русски выучиться?».

ГОРОД ДИКТУЕТ СВОИ УСЛОВИЯ

Также необходимо работать с городской молодежью. Появилось новое движение «Узебез», которое начало эту деятельность, и я полностью одобряю их замыслы. Думаю, что у них есть будущее. Село сейчас практически умерло, и весь потенциал переместился в город. Это совершенно другая среда и нужны новые идеи, технологии, мышление, чтобы возродить городскую татарскую культуру. Вот, например, во время акции «Мин татарча сойлэшэм» эти ребята из «Узебез» раздавали небольшой буклет-словарь «Твои первые 150 слов на татарском» – он всем понравился.
Необходимы новые кадры, способные конкурировать с представителями других культур. Многое, безусловно, зависит от самих татар. Ведь и многие русские готовы изучать наш язык, но они не видят примеров. Один русский парень меня спросил: «Мои друзья татары между собой на русском разговаривают, почему я должен говорить с ними на татарском, хотя я и не против?»
Еще одной очень важной составляющей прогресса являются информационные технологии. Понимание этого есть уже у государства и работы по открытию доступ в Интернет в школах ведутся. Появилось множество сайтов на татарском языке и о Татарстане. Телевидение спутниковое появилось, хотя там множество еще нерешенных проблем.
Вообще же в СМИ нет анализа действительности, только обрывочные факты и сводка. В СМИ постоянно любую новость преподносят как супер-достижение, понятия не имея и даже не пытаясь понять, что же это может в действительности значить. Похвалы вместо изучения проблемы являются признаком необразованности и недалекости тех, кто их произносит. Нет связи между фактами, представления проблем без навязывания мнения. Ситуацию можно кратко обрисовать словами моего знакомого: «Чтобы пьяные не трезвели и бедные не богатели».

ГЛОБАЛИЗИРУЙСЯ И ВЫБИРАЙ


- Должны ли мы учитывать какие-то общемировые тенденции или замкнуться в своей среде?

- Вне всяких сомнений, глобализацию должны учитывать все народы. Мы должны занять свое достойное место в Евразии. Думаю, что наш народ не исчезнет. Одним из элементов сохранения наций была и есть вера. Коммунисты правильно поняли всю ее важность и поэтому пытались ее истребить и заменить ее новой атеистической религией. Сейчас ситуация лучше, но все равно искренне верующих, на мой взгляд, мало. Даже религиозным руководителям, постоянно ссорящимся между собой, Минтимер Шарипович как-то напомнил о том, что в Коране приветствуется мир и согласие. К сожалению, пока в религиозной сфере многие муллы в силу своего образования занимаются только бытовым, обрядовым обслуживанием общин. Надо, чтобы появились новые кадры, обладающие знаниями в разных областях. Люди, которые могут что-то объяснить с исламской точки зрения, дать свою интерпретацию событиям на высоком уровне, дать для учеников школ и училищ дополнительные занятия не хуже чем в средней школе.
В контексте мировых интеграционных процессов для нас также важны юридические аспекты. Например, есть разница между понятиями «права народов» и «права человека». Москву, конечно, права народов не очень-то волнует.

- В рамках каких институтов должно действовать национальное движение в 2016 году?

- Я считаю, что движению «Узебез», например, необходимо к этому времени стать политической партией. Итоги различных выборов все больше зависят от политических партий. Нужно возродить традицию первых двух Дум в России, когда татарские представители поднимали вопросы, касающиеся татар и отстаивали права нашего региона. Сейчас ведь реально от наших депутаты пользы для народа нет. Здесь имеются в виду интересы всех жителей Татарстана, не только титульной нации. У нас, например, в Татарском общественном центре были и еврейская секция, и русская, и чувашская и другие. Национальное движение должно представлять всех татарстанцев, потому что проблемы у всех общие.
Нужны новые лидеры для национального движения, старым уже пора уйти, они мешают развитию. Молодежь должна родить из своей среды интеллектуалов, способных правильно оценить действительность и действовать ради народа, а не в своих личных целях.


Ильшат Саетов

Нужны новые лидеры для национального движения — etatar.ru