новости

UlTat afisha

Казань покинул проповедник «нетрадиционного» ислама

29 января, 2013

ПОПУЛЯРНЫЙ ИМАМ АРАБСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ КАМАЛЬ АЗ-ЗАНТ РАЗОШЕЛСЯ ВО ВЗГЛЯДАХ С ДУМ РТ
Врач-онколог и одновременно популярный проповедник Камаль аз-Зант, проживший в Казани 20 лет и ставший неформальным лидером части мусульманской молодежи РТ, вместе с семьей на днях уехал из России. Эксперты и источники газеты «БИЗНЕС Online» считают, что его отъезд связан с последствиями трагических событий 19 июля.

460.jpg
Эль Зант Камаль Абдуль Рахман приехал из Ливана в Казань в 1992 году 
ИЗ ОПЕКИ В ОПАЛУ

Как стало известно газете «БИЗНЕС Online» из нескольких источников, 14 января Казань вместе с семьей покинул популярный арабский проповедник родом из Ливана Камаль аз-Зант. Он приехал в Казань в 1992 году, получил в столице республики медицинское образование, потом решил остаться, создал семью и до самого отъезда проработал в сфере здравоохранения.
Параллельно Зант вел активную проповедническую деятельность. В конце 1990-х и в 2000-х его проповеди собирали полные залы религиозной молодежи. Долгое время его неформальной штаб-квартирой была казанская мечеть «Бурнай». Зант издал несколько книг, выпускались DVD и CD с его лекциями.

Во времена, когда ДУМ РТ возглавлял Гусман Исхаков, Зант пользовался поддержкой руководства татарстанского муфтиата. Положительные отзывы на книги проповедника писал сам муфтий. Однако с приходом нового руководства в ДУМ РТ у приезжего проповедника начались проблемы.
Из мечети «Бурнай» Зант перебрался читать проповеди в мечеть «Энилэр», которая формально относилась к Российскому исламскому университету. Его переход в новую мечеть совпал с началом кампании по возвращению мусульманского храма в ведение вуза. В итоге из мечети был со скандалом удален имам Шавкят Абубекеров, а вместе с ним и Зант. Кстати, операция по смене имама сопровождалось тогда массированной поддержкой республиканского телевидения в лице телеканала ТНВ, который транслировал сюжеты об опальном имаме Абубекерове и его арабском проповеднике.
Последнее сильно не понравилось героям сюжета. Весной 2011 года они Абубакеров и Зант написали заявления о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ТНВ по ст. 129 УК РФ (клевета), а также подали иски в суд. Тогда же Зант на своем сайте разместил опровержение заявлений журналистов ТНВ о том, что он «высмеивает имама Абу Ханифу и его приверженцев». «Проповедник считает данные заявления клеветой, поскольку сам следует мазхабу (правовой школе) имама Абу Ханифы, глубоко уважает его. В качестве подтверждения Зант приводит выдержки из своих книг и лекций, рассказывающих о великом имаме», — цитировали СМИ это заявление.
Летом того же года совет улемов Татарстана представил новому муфтию РТ список книг, которые было рекомендовано запретить к использованию в мечетях и образовательных учреждениях Татарстана. В «черном» списке оказалась книга Занта «Расскажи мне о вере», положительный отзыв к которой написал бывший муфтий РТ Исхаков.

«СПЕЦИАЛЬНО НЕ ВЫДАВЛИВАЛИ?» 

После этой истории Камаль аз-Зант перешел на работу в региональную общественную организацию «Культурный исламский центр «Семья». Здесь он числился вице-президентом центра. Но в октябре прошлого года, после событий 19 июля, центр «Семья» был закрыт по инициативе татарстанских силовиков. На организацию тогда обратил внимание новый глава МВД Артем Хохорин. Проверка полиции выявила, что «общественная организация осуществляет деятельность религиозной организации». В конце августа 2012 года прокуратура РТ обратилась с заявлением в Советский районный суд Казани о ликвидации РОО КИЦ «Семья». Постановлением суда от 12 октября 2012 года было вынесено решение о ликвидации РОО КИЦ «Семья», которое вступило в законную силу через 30 суток.
В окружении популярного проповедника говорят, что он уехал из России навсегда. В то же время необходимо отметить, что однажды в 2000-х Зант уже покидал страну на некоторое время, но спустя несколько лет вернулся.
По данным источника газеты «БИЗНЕС Online», в кругах мусульманского духовенства, местные правоохранители не проводили какую-либо специальную работу по выдавливанию проповедника. «Здесь, скорее всего, было несколько факторов. С одной стороны, некоторые радикальные приверженцы ждали от него пламенных речей в защиту мусульман, а с другой стороны, силовики достаточно жестко начали пресекать любые протесты. Достаточно посмотреть на пример общины «аль-Ихлас», — говорит собеседник нашего издания.
К слову, накануне своего отъезда из страны Зант принял участие в записи передачи «7 дней» Ильшата Аминова на ТНВ. Почти два часа в ней он размышлял о месте религии и комментировал произошедшие последние события в Татарстане.
Тем временем в Духовном управлении мусульман РТ отмечают, что Зант не имел никакого отношения к работе этой структуры и не занимал в ней никаких постов.

«ЗА 20 ЛЕТ МОЖНО БЫЛО БЫ УСВОИТЬ МЕСТНЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ»

Газета «БИЗНЕС Online» узнала мнение экспертов о месте и роли Занта в жизни общины татарстанских мусульман.
Рафик Мухаметшин – ректор Российского исламского университета:
— На раннем этапе становления исламской общины в Татарстане в городах была необходимость в ярком русскоязычном проповеднике. Эту нишу в свое время занял Камаль аз-Зант. Вскоре вокруг него начали формироваться группы молодежи. Он стал очень популярным проповедником. Издавал свои книги.
Что касается взглядов, которых он придерживался, то их нельзя назвать классическими ханафитскими. Публично он не высказывался критично в отношении традиционной для татар ханафитской богословской школы, но что было в узком кругу знает Всевышний. Наверное, теоретически можно 10 лет рассказывать о общеисламских ценностях, но аудитория все-таки ждет ориентира и позиции проповедника. Верующие не могут все время слушать только об общих вещах.
Чего не было у Камаля, то это внимания к этноконфессиональному компоненту. Да, он говорил, что мы все мусульмане. А вот многовековые традиции татарского народа, богословское наследие татар он игнорировал.
Сегодня мусульманская община Татарстана переживает новый этап, есть уже местные подготовленные кадры. По большому счету, Камаль выполнил свою миссию. И результаты этого разные, и не только позитивные.
Азат Ахунов — доцент Института востоковедения и международных отношений КФУ:
— Трудно поверить в то, что Камаль аз-Зант покинул Россию. Все-таки 20 лет в стране – немалый срок, человек привыкает, укореняется. Можно сказать, что вся его сознательная жизнь связана с Казанью, он приехал сюда 18-летним юношей, получил медицинское образование, стал хорошим специалистом, прославился как яркий мусульманский проповедник.
Я помню его первые выступления в начале 1990-х  годов в мечети «Бурнай», он загорался сам и зажигал других. С тех пор я наблюдал за ним только со стороны. Его мастерство проповедника росло день ото дня. Будучи неплохим врачом-онкологом, Камаль аз-Зант посвящал все свое свободное время пропаганде ислама: читал лекции, писал книги, издавал DVD, разъезжал с проповедями по всему Татарстану и соседним республикам. Лет пять назад он достиг кульминации своей популярности, его книги «Расскажи мне о вере», «Нравы мусульманина» были официально одобрены предыдущим муфтием Гусманом Исхаковым и выходили многотысячными тиражами.
Его обвиняли в экстремизме и ваххабизме,  эти нападки особенно усилились с приходом в ДУМ РТ нового муфтия. Ректор РИУ Рафик Мухаметшин упрекал его в том, что все эти годы Камаль аз-Зант не удосужился изучить наследие татарских богословов Курсави и Марджани. Сам аз-Зант говорил, что он является суннитом-ханафитом и строит свои проповеди в расчете на разные группы мусульман. В последние годы он выступал в различных центрах, второстепенных мечетях, квартирах и не вел такой активной деятельности, как раньше. Тем не менее у него были свои верные почитатели. Я не изучал его проповеди, возможно в них есть то, что не соответствует «традиционному» исламу, но не думаю, что это что-то из ряда вон выходящее. Все-таки за 20 лет в России он должен бы усвоить местные правила игры

http://business-gazeta.ru/article/74043/








Ильдар Абузяров, Каир, 2010 (фото из Фейсбук)
Ильдар Абузяров, Каир, 2010 г.  facebook.com

Молодой татарский писатель Ильдар Абузяров – знаковая фигура в современной литературе. Однако затесаться в тусовку либеральных писателей он не спешит, предпочитая места «погорячее»: будь то Египет во времена свержения Мубарака или Киргизия, где бушуют народные протесты. И хроника этих событий тонко вплетается в его творчество, позволяя читателю взглянуть на жизнь уже под другим углом – более провокационным, раскрывающим основные болевые точки нашего общества.
– Вас называют «странствующий писатель». И действительно, ваша творческая лаборатория поставлена на колеса – вы много путешествуете. А некоторые называют вас «странным писателем». Поскольку ваши маршруты не могут не удивлять. Например, вышедший осенью роман «Мутабор» вы начали писать в Киргизии в дни свержения Бакиева. А закончили уже в Египте, в тот самый момент, когда свергали Мубарака.
Вы специально стремитесь в места, где реально пишется история, где взрывается энергия масс, меняя политические системы?
– Как-то неловко начинать разговор с «себя любимого», но порой я стараюсь попасть в так называемые точки силы. Места, где меняется история – «здесь и сейчас». Совершается скачок или фрустрация времени и пространства. В таких точках происходят очень интересные явления. Вдруг будто кладовая небес открывается, и на тебя сыплются истории.
Ближний Восток сейчас, как мне кажется, и есть такой центр мира, где творится история и, возможно, начинается третья мировая война. Поэтому побывать там современнику и посмотреть на все своими глазами, прежде чем тебе запудрят мозги пропагандой, и прежде чем все будет разрушено и стерто в пыль, очень важно.
И если выбирать из двух определений, то мне ближе «странный». Потому что тот, кто постоянно бегает с места на место – старается убежать от себя и саморазрушения. Я же, наоборот, хочу оказаться в очаге разрушений.

Дан приказ ему – на  Восток!

– Как считаете, революция создает человечество или  она переламывает его? Для Востока баррикады на улицах тоже ступень развития, как и для Запада?
– Человечество создает революцию, чтобы переломить политическую ситуацию. Но иногда революция заходит так далеко, что начинает перемалывать самих людей.
Но без больших жертв больших рывков не бывает. Таковы общие для всех законы. Для Востока баррикады на улицах могут оказаться как ступенью вверх, так и ступенью вниз – к анархии и архаизации общества.
В любом случае, жертвы неизбежны. Даже если ты просто сидишь дома, и занимаешься своей семьей. Потому что, когда у тебя рождаются дети, ты уже жертвуешь собой, растворяя себя в их жизни и уступая им свое место. Если ты, конечно, хочешь чтобы твои дети, то есть следующее поколение, жили лучше тебя.
– «Мутабор» в переводе с латинского означает «я меняюсь, превращаюсь». Еще его можно трактовать как «волшебное слово, превращающее людей в животных».
– Мутабор – это магическое слово. В сказке Гауфа «Халиф-аист», злой волшебник, чтобы завладеть страной, подсунул порошок правителям. Когда те начали вести праздную жизнь в похоти и алчности, в коррупции и мздоимстве, то уже не смогли вернуть себе человеческое обличье.
Власть развращает, абсолютная власть приводит к дефекту личности. Страна, где происходит действие романа, я условно назвал ее «Кашевар», живет во многом за счет наркотрафика. Это устраивает развращенных правителей, для которых главное – удержать людей в узде.
Но и маленький человек, не облеченный властью, тоже легко теряет свое человеческое обличье из-за своей лености и бездействия. А тут еще его зомбируют с экранов. Призывают хохотать с утра до ночи над пошлыми шутками. То есть тоже подсыпают порошок и произносят заклинания!
Мы уже давно живем в стране дураков по принципу: «Я начальник, ты дурак». И таким начальникам выгодно иметь в подчиненных дураков, чтобы те их не подсидели. А власти выгодно иметь необразованное население, которое никогда само не замахнется на власть и не попросит подвинуться. Получается замкнутый круг.
– Мутабор – это стадное движение? Оно необратимо? Можно ли остановить это горькое  возвращение человечества в дикость?
– Возвращение человека в дикость остановить нельзя, потому что человек и не выходил из состояния дикости.
«Мутабор» – это слово, которое произносит скучающий эгоист и индивидуалист, поэтому вроде о стадном движении речи нет.  Но это только на первый взгляд. Потому что даже эгоисты однажды тоже сбиваются в кучу. Сбиваются, чтобы избавить себя от скуки, лени, мелкой тоски, расстройства психики, инертности бытия. Так цветные революции становятся легким наркотиком, к которому легко привыкаешь.
А потом уже становится тяжелее. Потом наступает кризис. А в критических ситуациях люди сбиваются в стаи, чтобы противостоять страху. Толпа избавляет человека от страха чего-то нового непредсказуемого и ужасного. От страха смерти, например. За революцией следует реакция, гражданская война или новая, более кровавая революция.
– В романе «Мутабор» вы «посылаете» европейца на Восток, чтобы он прошел изнурительный путь так называемого «суфия». Вы уверены, что «…путь к процветанию этой земли найдет иностранец, прошедший путь суфия наоборот. От человека цивилизованного… до полного ничтожества…от человека, полностью поборовшего свои низменные инстинкты».
Это развитие темы – нет пророка в родном отечестве? Или некая аналогия с восточным человеком Христосом, который указал путь процветания Западу?  И не окажется ли этот человек неким Лениным, тоже указавшим путь? И кто снимается в этой роли личности, которая сыграет роль в истории?
– Настоящий пророк никогда своим отечеством не ограничивается.
Один из признаков настоящего пророка в том, что его учение охватывает целые этносы, к которым он сам не принадлежит.
А Ленин, от которого теперь принято шарахаться, не пророк, а прагматик и великий политический деятель. И надо сказать, выдающийся политический авантюрист (а каждый политик – авантюрист) в истории явление куда более редкое, чем пророк. Поэтому вероятность повторения сценария стремится к нулю. Но сам проект СССР вызвал колоссальные позитивные изменения во всем мире.

Надо ли плыть в революцию дальше?

– Вы иногда напоминаете журналиста, ведущего репортаж из пламени революций, где кипит котел истории. Вы, например, написали совершенно потрясающую фразу: «люди сходят с ума, но в тоже время они прекрасны – в этот миг обретения свободы».
Сойти с ума – это шаг к прекрасному? Но ведь миг обретения свободы проходит, и устанавливается новый режим неволи.
– Я написал «в тоже время», — а это подразумевает, что одно другому не мешает. Прекрасны героизм и самопожертвование, но и им нередко сопутствует безумие.  Обретение свободы, по-хорошему, должно заканчиваться установлением правопорядка, а не «режима неволи». Свобода возможна в рамках закона, в противном случае это анархия.
– Верно ли, что революция всегда пожирает своих детей?
– Не все революции так кровожадны, бывают и бескровные. И потом, скорее, дети революционеров пожирают своих родителей. Или внуки. Вспомним Аркадия и Егора Гайдара. Революция – это духовный акт. А пожирание связано с плотским. Здесь я имею в виду не цветные псевдо-революции, а настоящие революции, достижения и завоевания которых проедают дети и внуки.
– А что страшнее – сойти с ума или сойти с души?
- Сойти с ума страшнее для эгоиста, потому что с души как сошел, так можно к ней и вернуться, а вот возвратить себе здравый разум – это затруднительно. Но мы подразумеваем, что человек, сошедший с ума, делает зло не по своей воле, а потому что он не понимает, что делает, не различает добро и зло. А человек, отказывающийся от своей души – делает выбор сознательно. И это, конечно, страшнее.
Кстати, тот же Вильгельм Гауф умирает в 25 лет от брюшного тифа. В то время он как раз работал над романом «мемуары Сатаны». Что для него было лучше умереть или дописать роман? Выбор пусть делает каждый сам за себя.
– Есть такая формула совершенства – «начни с себя». (Хочешь, чтобы изменился мир, чтобы изменилась страна, – начни с себя).
А на ваш взгляд, что важнее, – борьба с самим собой или же с врагами по ту сторону баррикады?
– Эта дилемма уводит нас далеко в сторону. На самом деле, важно и то, и то. Одно без другого невозможно. Мы должны работать и над своей душой, и над преображением мира. Поле битвы с врагом – и собственная душа, и весь мир.
Можно долго заниматься самосовершенствованием в закрытой комнате, а потом выйти на улицу и обнаружить, что окружающие стали слишком несовершенными для тебя. К тому же, самосовершенствование вдали от людей быстро превращается в самолюбование.
Этим грешат многие самосовершенствующиеся: они практикуют самолюбование, при этом демонстрируют снобизм по отношению к народу, употребляют словечки вроде «совок», «быдло», что недопустимо для воспитанного человека. С другой стороны бегать с утра до ночи по улицам и кричать о несправедливости в то время как твои дети не умыты, не накормлены, не уложены спать, это, знаете ли, тоже не очень чистоплотно. Не случайно в исламе борьба с самим собой, со своими пороками, с гнилью и грязью внутри себя считается Большим джихадом, а борьба с внешним врагом – малым джихадом.

Напугай  и властвуй?

– Чем вы можете объяснить рост межнациональной и межконфессиональной напряженности в обществе? Верите ли, что когда-нибудь люди научатся понимать друг  друга?
Как понимать, что один и тот же Бог создает христианскую цивилизацию и цивилизацию исламскую, и одна является благом, а другая несет в себе угрозы?
– Рост напряженности в обществе объясним объективными историческими процессами. Идея о том, что все люди вдруг начнут друг друга понимать, кажется утопичной. Пост-христианская цивилизация несет для исламской не меньшую угрозу (а может быть, с учетом военного и экономического перевеса Запада – и большую), чем исламская – для христианской.
И не просите меня отвечать за Бога – у меня не получится.
– Один замечательный писатель озвучил мысль: «русский – значит православный». Какое определение современного «русского» могли бы дать в свою очередь вы? И следует ли каждому этносу создавать свою религию?
– После семидесяти лет советской власти уже нельзя сказать, что русский – значит православный. Да и в 1917 году не все русские были православными – иначе не случилась бы революция.
Русский – это тот, кто себя считает таковым. У меня много знакомых русских мусульман и католиков. Не говоря уже об атеистах. Что им, отказаться от своего этнического происхождения?  Ситуация, когда каждый этнос имеет свою собственную религию, именуется язычеством. Великие религии, христианство, ислам, буддизм, всегда межэтничны.
– Каково у вас отношение к лозунгу «Россия для русских»? Это станет свободой для всех или горем для всех? Важнее единство этническое или этическое?
– Сегодня лозунг «Россия для русских» читается как «Их слишком много, они слишком шумные  (опасные), не русские. И давайте, поскорее, их отделим». И этот лозунг порожден испугом, в нем звучит мотив саморазрушения, он несет угрозу для российской государственной целостности. Если человек что-то очень боится потерять – он обязательно это потеряет.
– Сегодня многие публицисты и политики говорят об ущемлении «прав русского народа в собственной стране». В чем это проявляется? Вы согласны с этим мнением? А чьи еще права ущемляются?
– Тема ущемления прав русского народа эксплуатируется националистами, чтобы зародить в душе русского человека обиду и таким образом спровоцировать его агрессивную реакцию.
Это как в общественном транспорте, когда тебя случайно кто-то задел, а ты в ответ бьешь кулаком в лицо. И не важно, что тебе лишь слегка на ногу наступили, – ведь ты уже копил внутри себя агрессию, а дальше – был бы повод. Повод на миг почувствовать себя обиженным, ущемленным. Обида как бы оправдывает агрессию, в сознании агрессора делает проявление насилия справедливым.
А в России ущемляются права абсолютно всех, и русские здесь не исключение.

Были мы самой читающей  страной, а стали – считающей….

– Во времена СССР в стране был настоящий книжный бум, люди любили читать. Но из читающей страны мы превратились в считающую. Сегодня многие писатели жалуются, что в стране отсутствует пропаганда чтения, сместилась жанровая парадигма (развлекательное чтиво сместило нашу классику).  Как с этим бороться?
– По статистике, интерес к книгам проявляют только 30% россиян. Здесь сказывается и отсутствие господдержки и популяризации чтения. Но проблема не только в отсутствии пропаганды, а вообще в системе – экономической, ценностной.
В центре каждой культуры стоит один вопрос: «Что есть человек?».
Наша культура теперь ориентирована совсем на другого человека, для которого чтение не является необходимой привычкой, ценностью, тем занятием, на которое он готов потратить труд и время. Человек должен не размышлять и изобретать, а потреблять.
У не читающей страны нет будущего. Пока богатые «папики» ставят на ключевые должности своих отпрысков и любовниц, пока положение в обществе по преимуществу достигается через связи, ситуацию не изменить. У нас сложилось и функционирует общество кухарок, дорвавшихся до рычагов власти – и в государстве, и в негосударственном секторе. Не случайно в этой связи часто можно услышать вопрос-лозунг «Если ты такой умный, то почему такой бедный?».
Люди, оправдывающие себя этим крылатым выражением, не понимают, что существуют разные виды интеллекта. Что кто-то умеет хорошо делать одно, кто-то другое. Кто-то хорошо торгует, кто-то учит детей. Нет абсолютных умных и дураков. Но важно, чтобы на ключевых руководящих постах сидели профессионалы. А не как у нас в правительстве, когда одни и те же люди тасуются как колодочная карта. Сегодня ты губернатор, завтра министр обороны, после завтра министр ЖКХ.
– Многие писатели говорят о преднамеренном понижении уровня культуры, и, судя по программам ТВ, с этим трудно не согласиться.  Кто играет на этом понижении?  Кому выгоден этот «культурный голод»?
– Культурный голод выгоден, прежде всего, власти, которая живет с ощущением временщика, поэтому не вкладывается в длинные проекты (а значительные культурные проекты всегда длинные), не проявляет интереса к созидательной деятельности, в том числе, в области культуры.
По большому счету, такой власти интеллигентская прослойка между ней и массами не нужна. Власть воздействует на массы грубо и непосредственно – через ТВ. И если не душит культуру, то, во всяком случае, не препятствует ее медленному умиранию.


Екатерина Трифонова, Wordyou
Ильдар Абузяров: “Мы должны работать и над своей душой, и над преображением мира”